Девочка призналась, что в приюте ей лучше, чем дома.


20 Январь, 2006 - 16:05
Версия для печати

6 декабря 2005 года в зале судебного заседания Советского районного суда Саратовской области был провозглашен обвинительный приговор по уголовному делу в отношении Фроловой И.И.

Формулировка обвинения, предъявленного Фроловой органами предварительного следствия, следуя букве Уголовного закона, такова: неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, за которое предусмотрена уголовная ответственность по ст.156 УК РФ, а также вовлечение несовершеннолетнего в занятие попрошайничеством, совершенное родителем, за которое предусмотрена уголовная ответственность по ст.151 ч.2 УК РФ. Первое из указанных преступлений относится к категории небольшой тяжести. Преступление по ст.151 ч.2 УК РФ отнесено законом к категории преступлений средней тяжести, самый суровый вид наказания за его совершение - лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Необходимо отметить, что в судебной практике редко встречаются подобные уголовные дела, когда родители обвиняются в совершении вовлечения своих детей в занятия попрошайничеством. Именно такой нерадивой матерью для своих родных четырех несовершеннолетних детей была Фролова И.И. На следствии дочери Фроловой – 14-ти, 11-ти и 10-ти лет были признаны потерпевшими, а младшему сыну всего три года от роду.

Что же на самом деле происходило в одном из сел Советского района, где в период с сентября 2004 года по февраль 2005 года жители села наблюдали у себя дома маленьких гостей, выпрашивающих что-нибудь на пропитание, предстояло разобраться суду.

Судья указал в приговоре, что Фролова в период с ноября 2004 года по февраль 2005 года, являясь трудоспособной, вела паразитический образ жизни, не добывая средств к собственному существованию и существованию своих детей, умышленно не исполняла обязанности по их воспитанию, жестоко обращалась с ними, не предпринимала мер по обеспечению несовершеннолетних детей питанием, не заботилась об их физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, вовлекла в совершение антиобщественных действий, заставляя заниматься попрошайничеством.

В судебном заседании свидетели – соседи по улице, другие жители села, социальный педагог сельской школы, ответственный секретарь межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации ОМО Советского района – давали такие показания, от которых у обычного человека сердце просто сжимается, душа болит за детей и волосы встают дыбом.

Чего только стоят показания педагога, пояснившего суду, что она видела в один из зимних дней, до Нового года, десятилетнюю дочь Фроловой – Вику, которая шла по улице одетая в легкую курточку, без шапки, в резиновых сапогах и несла в прозрачном пакете ёлочные игрушки. При этом ей было известно, что Вика в школу не ходила по причине своей болезни. А когда в конце июня 2005 года на основании принятого главой ОМО Советского района постановления об отобрании детей у Фроловой она пришла в дом этой семьи, младшего сына Фроловой одели в штанишки и кофточку. При этом в доме было накурено, она видела на столе на посуде прокисшие рожки, которые мальчик хотел поесть, но не мог при ней этого сделать, т.к. они были именно прокисшими.

Другой свидетель, житель того же села, где дети занимались попрошайничеством, пояснила в суде, что однажды старшая дочь Фроловой – Галя у нее в долг попросила 150 рублей, "так как её папа избил её маму". Она дала девочке 150 рублей, а сама пошла вслед за ней к её дому. Когда девочка подошла к своей матери, свидетель услышала вопрос Фроловой "Ты нашла мне деньги?", на что Галя ей ответила утвердительно. Тогда мать приказала дочери идти к местной продавщице спиртного домашней выработки и купить у той ей бутылку. Свидетель показала, что после этих слов Фроловой она сразу забрала у Гали свои 150 рублей, т.к. её мать на эти деньги собиралась купить себе бутылку, то есть хотела пропить принесенные дочерью деньги.

О тех показаниях, которые уличали Фролову в вовлечении несовершеннолетних детей в занятия попрошайничеством, можно говорить очень долго, поскольку допрошено много людей, видевших бедных детей в своих домах в лютый мороз в легкой одежде, просящих с полиэтиленовыми пакетами картофель, лук, масло, сахар, хлеб и другие продукты. Вот лишь фразы из их показаний: "Лук, картошку и другое я давал им не в долг, деньги за них они мне не передавали", "2-3 раза девочки приходили ко мне с записками от своей матери, выполненными обыкновенной авторучкой, в записках была подпись Фроловой-матери", "Девочки подали мне записку и сказали вот, мама просила", "Почерк в записках был недетский и всегда один и тот же".

Суд признал Фролову виновной в совершении преступлений, предусмотренных ст.156, ст.151 ч.2 УК РФ и назначил наказание по совокупности преступлений в виде лишения свободы на срок 1 год 4 месяца. Назначенное наказание суд определил, применив статью 73 УК РФ, условно с испытательным сроком два года.

В настоящее время все дети Фроловой находятся в одном из приютов г.Саратова.

На заданный в ходе судебного заседания вопрос о том, где в настоящее время ей лучше – в приюте или же если бы она вновь жила со своей матерью в их доме в селе, потерпевшая – старшая дочь Фроловой заплакала и сказала, что конечно же лучше ей стало после того, как её приняли в приюте, где у неё есть и своя новая одежда, и регулярное питание.

Фамилия осужденной и имена её дочерей изменены в интересах несовершеннолетних потерпевших.